ГлавнаяРегистрацияВход Бильярд статьи Понедельник, 26.06.2017, 04:42
  Статьи о бильярде Приветствую Вас Гость | RSS


ШКОЛА ПОКЕРА
Бесплатно на счёт $150

 
 
Русский бильярд » Статьи » Спортсмены в бильярде



Интервью с Евгением Сталевым
Евгений СталевС легендарным Евгением Сталевым Pro-редакция встретилась в закрытом клубе «Русский бильярдный дом», где ему специально для тренировок установили американский стол Diamond, на котором за три месяца активных тренировок сукно изрядно потерлось. Но, разумеется, расспросили мы Евгения не только о его планах по возвращению в пул мирового уровня. Пул и русский бильярд, поездки в США и многочасовые марафоны «В одну лузу», перспективы турниров «на миллион долларов» от IPT, организация тренировок, авторитетные игроки и лучшие матчи и многое другое.
 
 
Пул и Русский
 
 
Pro-редакция: Начнем, пожалуй, с места в карьер. Евгений, ты кем себя считаешь в большей степени: пулистом или игроком в русский бильярд?

— Больше времени я провел за пуловским столом. И нравится он мне больше. Пулистом, конечно.

Pro: А в лоб можешь ответить на вопрос: что сложнее, пул или русский? Все время спорят, особенно любители русского.

— По идее сложнее пул. Сложнее выиграть, потому что больше профессионалов. А что касается игры, тяжело говорить, потому что разные правила, разные нюансы. Русский, если в последнем шаре, это тоже очень сложная игра. Сравнивать тяжеловато, потому что разные задачи. А если подходить с технической точки зрения, то пул сложнее. Арсенал ударов больше, чем во всех других играх — это если говорить о лузном бильярде. Но есть ведь еще карамболь.

Pro: Твоим многобортовым выходам и подбоям, которые ты задействуешь в «Пирамиде», пул как-то помог?

— Да, это так. Пул — это космос. Там больше всего нюансов. Если взять отдельную игру — «В одну лузу» — там больше всего позиций, больше всего ударов.

Pro: С годами тебе переключение с русского на пул и обратно стало легче даваться?

— С пула на русский нормально абсолютно. А обратно на пул, конечно, тяжелее.

Pro: То есть никаких проблем: приехать с U.S. Open, съездить в Краснодар на турнир по «Пирамиде», а потом очень убедительно выиграть полуфинал «Великолепной восьмерки» в Питере у Владимира Петушкова. Как думаешь, кто будет твоим соперником в финале: Каныбек Сагындыков или Александр Паламарь?

— Каныбек.

Pro: Расскажи об этом турнире поподробнее. Я, например, сколько не искал, нигде не нашел финансовых условий, кто сколько за победу получает.

— Победитель каждого матча получает 2000 долларов, проигравший — 1000. Вылетает. Финал — 10000 призовой, 7000 за первое место. Все матчи играются в питерском «Лидере».

Pro: А как ты относишься к изменению правил в русском бильярде? То введут отыгрыш, то отменят, то два шара от пирамиды до борта надо доводить, то три...

— Есть более определенные правила, по которым профессионалы играют между собой.

Pro: А к тебе кто-нибудь обращался, кто-нибудь советовался: Женя, что надо поменять?

— Нет, не обращался. Сейчас «Американка» — нединамичная игра в том смысле, что у профессионала очень малый арсенал шаров. При профессиональном подходе ты очень многие шары не будешь стараться забить. От этого красота игры пропадает.

Я считаю, что «Московская пирамида» — одна из красивейших игр на русском бильярде. Есть некоторые нюансы, которые можно поменять, сделав ее более смотрибельной, более телевизионной, но чтобы игра, тем не менее, оставалась профессиональной. Например, можно сделать так: забив своего шара, ты играешь из дома. Но у тебя «дом» не с одной стороны поляны, а с обеих. Два «дома». Будет интересно.

Давно в эту игру не проводятся турниры, и общий уровень упал. Если в нее начнут играть — пройдет два года, и будет бешеный уровень. Средняя серия будет 5-6 шаров, как раньше. Но для этого нужны подходящие столы — абсолютно ровные. И все. Необязательно, чтобы были большие лузы — пускай будут строгие, но с ровной плитой. Обязательно — из итальянской ардезии. Она обеспечивает предсказуемый отскок своего шара от чужого. Вот все, что нужно. «Московская» — игра в основном своих ударов, много игры на скате, и сыгрывание свояка должно быть абсолютно предсказуемым.

Pro: А сукно какое должно быть?

— Я думаю, Simonis 860 вполне подойдет.

Pro: А как же специальный 950rus?

— Не годится. К русскому сукну бельгийцы подходят менее качественно. Хуже оно. Сукно иногда даже шары пачкает, зеленоватые становятся.

Pro: Я слышал, что вы с Максом Егоровым раздумывали над какой-то глобальной реформой русского, что хорошо бы было шары поменьше сделать, чуть ли не до карамбольных размеров...

— Нет, карамбольных шаров не надо. Достаточно на пару миллиметров убрать окружность шара, снизить вес на 15-20 грамм. Это позволит более широко применять винты, управлять вращением шаров, особенно свояком. А лузы можно даже заузить. И будет супер. У финнов в их национальной игре «кайза» такие шары и есть — они гораздо легче наших.

Я думаю, мы вернемся к этой идее более профессионально через некоторое время.

Pro: По-моему, апологеты русского взбунтуются: как это так, уменьшить шарики! Это ж пул получится.

— Да размер не главное. Размер устраивает. Вес надо снижать. Сложность в том, что нет материала достаточно легкого, чтобы сделать качественный шар такого же размера, но легче. Представь: поставишь ты шар для боулинга на стол. Получится у тебя его оттянуть? А плотность материала в таком объеме сделать ниже сложно. Карамбольные шары — это не выход, уже не русский бильярд получится. Мы не хотим отходить от русского, но игру можно поменять так, что управлять шарами можно будет, словно в карамболе. Сейчас все упирается в материал: нет такого Арамита, чтобы сделать шар на 20 грамм легче, максимум что можно выгадать — 2-3 грамма.
 
 
Возвращение в пул: U.S. Open и планы на будущее
 

Евгений СталевPro: Расскажи о своем последнем визите в США на U.S. Open. Я, честно говоря, был уверен, что если ты хорошо сыграешь, то останешься в США еще на некоторое время. Не было такой мысли?

— Я не планировал остаться там поиграть, потому что не набрал пока форму. Да и акклиматизация не прошла, очень сильно меня колбасило. Не хотел оставаться, тем более с учетом того, что у меня здесь в России намечено много турниров.

Хороший турнир U.S. Open. Однако у зарубежных спортсменов, у всех, у кого нету карточки соцстрахования, от выигрыша забирают 30%. Я выиграл 2500 за 17-е место, а на руки получил 1750.

Pro: С первого же твоего появления на U.S. Open народ изрядно обалдел от твоего чудовищного запильного кия. Расскажи, что это за агрегат, которым ты играл?

— Вовсе не чудовищный. Просто универсальная палка, сделанная для меня Александром Ефремовым. Весит она 640 грамм, наклейка — 12,4 мм, строгий конусный профиль шафта. Два шафта — для пула и для русского, подлиннее. Но оказалось, что ей не очень удобно играть в русский: веса не хватает, да и ручка слишком широкая. А для пула — нормальная палка, если привыкнешь. Для игры в пул вес большого значения не имеет — нет большой разницы, 640 или 540. Но тяжелая палка, мне кажется, более предсказуемо лежит в руке. Для стабилизации хвата служит и резиновая обмотка, которую я использую. Мой прежний кий Bear тоже был довольно тяжелый — 23 унции.

Запильный шафт дает очень плотный удар, мне такой привычен.

Pro: А как ты относишься к 314-му шафту от Predator?

— Все, что связано со слоеными наклейками и шафтами — это для меня тяжело. Они, мне кажется, дают менее предсказуемый винт. У меня стоит обычная однослойная наклейка Triangle.

Pro: Ходят какие-то легенды, что есть якобы «настоящий» американский Triangle, а есть какие-то подделки...

— Есть, наверное. Я просто более жесткий выбираю — на зубок проверяю. Иногда наклейки просто прессуют молотком или тисками. Какие-то, конечно, развалятся, зато остальные будут очень плотными. Правда, если чересчур прессануть, при любом киксе из наклейки куски выламываются — она просто трескается. При этом сама наклейка, конечно, супер, но тут важно не переборщить.

Pro: Нам довелось посмотреть твою единственную игру на U.S. Open — против филиппинца Уоррена Киамко. Оба вы изрядно налажали, по совести говоря. Скажи, у тебя другие игры лучше были или хуже?

— Это была самая лучшая, по-моему. Да, очень много ошибались. Дело в том, что там мои игры начинались в 9 вечера по местному времени, а если жить по московскому — это самый глубокий сон. Я год уже встаю в одно и то же время строго по режиму, и играть в 6 утра по Москве — это было дико сложно.

Такой строгий режим связан с моими планами возвратиться в пул.

Pro: Есть какая-нибудь программа возвращения, график турниров, например?

— Четкой нет. Турниры я постараюсь выбирать покрупнее, чтобы уж если выезжать куда, то на такие соревнования, чтобы за хорошее выступление чего-то получить. На мелкие турниры вряд ли буду ездить. Внутри России — по случаю. Здесь нет смысла, нет денег.

Pro: А в Евротуры не планируешь вернуться? Засветиться за рубежом, может, войти в 16, пройти без квалификации на Чемпионат мира?

— Вряд ли. Если будет недалеко где-нибудь — возможно, поеду. Летать куда-то за маленьким призовым фондом неохота.

Pro: А если у IPT все получится с этими турнирами с призовым фондом в 1 млн долларов? Может так получиться, что ты там останешься?

— Остаться тяжело. В России у меня родители, ребенок, бизнес кое-какой. Там прикольно, конечно, но тяжело.

Собираюсь поехать на Derby City Classic в январе, только ошибки не повторю: приеду заранее, чтобы адаптироваться.

Pro: Интересно будет. Туда много народа собирается. Костя Степанов говорил, что поедет. Кстати, когда ты выходишь на игру с Костей, ты к ней как-то по-особенному относишься? Все-таки многие считают его единственным соперником в России, который оказывает сопротивление?

— Нет, никакого особого отношения нет. Я и знаю его с детства. Конкурентом не считаю. Так, как он играет в пул, на U.S. Open, наверное, каждый третий играл.

Pro: А за сменой подрастающей ты следишь, вообще за тем, что внутри России происходит?

— Слежу. Но пока прорыва нет. Чтобы прогрессировать, молодым игрокам надо выезжать в Америку, и довольно часто. А пока этого нет. У Гая Ричи в новом фильме «Револьвер» сказана очень правильная фраза: чтобы научиться играть в шахматы, надо играть с более сильным соперником. Так же и здесь. Если ты не будешь все время играть с более сильным соперником, ты замрешь в развитии.

Pro: Тебе в этом плане очень тяжело должно быть. Как ты себя мотивируешь, как заставляешь играть, когда не с кем?

— Движет мной желание наилучшим образом организовать тренировки, стремление играть без ошибок. Но чемпионом мира стать тоже, конечно, надо. Выиграть все крупнейшие турниры.

Pro: Давно хотели уточнить: обязательно ли для тебя, чтобы за турниром стояла финансовая составляющая? Или игра ради титула не потеряла еще смысл?

— У меня все возможные титулы есть. Смысл? Подтверждать? Я и так все знаю, мне не надо уже кому-то что-то доказывать. Кто-то готов встать и играть со мной на деньги? В русский? Пожалуйста.

Pro: А есть предложения?

— Нету (смеется).

Pro: Нет ли у тебя идеи выпустить какую-либо обучающую кассету или книгу, например?

— Можно было бы сделать кассету «Лучшие удары на русском бильярде». Ведь я делаю иногда такие удары, которые вряд ли кто-либо может повторить. Ну или по крайней мере — с большим трудом. Я начинал готовить материал, но человек, у которого на компьютере были первые оцифрованные фрагменты, куда-то пропал... Придется заново снимать. Здесь, наверное, камеру поставим.

А по пулу — нет пока планов.
 
 
IPT: вышел Кевин из тумана...
 
 
Евгений СталевPro: Продолжая тему денег. Сейчас интересная организация появилась — International Pool Tour. И ты зарегистрирован среди 150 участников этой лиги, которую обещает спонсировать миллионер Кевин Трюдо. Что ты думаешь об этой затее? Насколько она реальна?
 

— Насчет реальности тяжело разговаривать. Денег много, да. Но и в Америке уже были случаи, когда не платили. В 2001 году не платили на U.S. Open. Многим игрокам, и мне в том числе, не выдали 50% выигрыша. Было это после терактов 11 сентября 2001 года, и организаторы объяснили, что пришло мало зрителей, не собрали нужной суммы... Бред какой-то. Главный сказал: ребята, я вам, конечно, могу заплатить, но вы поймите, что тогда на следующий год никакого U.S. Open не будет. Грамотно сказал.

Рассуждать об этой теме сложно. Кевин Трюдо вроде бы при деньгах. Однако Майк Сигель, который его нашел, зачем-то изменил стандарты...

Pro: А ты знаком со стандартами, которые предлагает IPT?

— Сукно я знаю — «Форсман» старый, который раньше все время ставили. Но это сильно не повлияет на игру. Это же не «Одна луза», а «Восьмерка», атакующая игра. Это хороший выбор в плане того, что случайностей гораздо меньше, чем в «Девятке». На лузы надо посмотреть — я конкретно не знаю, какого они будут размера. Но вообще это всегда интересно, когда профессиональные игроки борются за большие деньги. Зритель знает правила, ему не надо внедряться — и это тоже правильно. Любой кто смотрит, знает, как играют в «Восьмерку», потому что это самая популярная игра.

Pro: А как бы ты мог оценить перспективы снукеристов, которых пригласили поучаствовать в IPT. О'Салливэн, Ханн, Уайт.

— Я спрашивал у многих американских игроков: что вы думаете, как они выступят? «Сразу — никак. Через год — возможно». Если все бросят и будут только пулом заниматься. Борта, отдача от резины — все другое. Думаю, им будет очень нелегко. Ключевой момент — попадание от бортов. Снукеристы не так хороши при игре от бортов, как требуется пулисту экстра-класса. В пуле при игре от борта намного сложнее отыграться, чем в снукере, где порой достаточно просто попасть в шар. И об этом все знают, и снукеристам будут ставить такие маски. Так что им будет очень трудно. На долгой дистанции они ничего не сделают. На коротких сетах Стив Дэвис да, смог обыграть трех чемпионов мира по «Девятке». До 9 побед. Играя на родине, и за него болели, мешали другим игрокам. Зрители в Кардиффе были сумасшедшие.

Pro: Кстати, Женя, а тебе какой больше подход импонирует: консервативный, как на U.S. Open, где стремятся усложнить разбой, ограничить зону, откуда можно разбивать, сдвигают пирамиду, чтобы wing ball в угол не падал... Или шоу, как на Чемпионате мира?

— Если я лучший игрок, то чем сложнее условия, тем лучше. Сложнее не в плане лотереи — играть до 5 побед, как на Чемпионате мира, нелегко. Я имею в виду другие сложности — в том смысле, чтобы было больше позиционной игры, длиннее дистанция. U.S. Open мне больше нравится.

Почему сейчас я не могу выигрывать турниры в русский бильярд? Потому что все стали забивать по 8 шаров с разбоя, собирать партии «с кия». И когда «Американку» играют до четырех побед — это то же самое, что в «Девятку» играть... Лотерея.
 
 
Игроки: коллеги и авторитеты
 

Pro: Пара вопросов из истории. Кто твой первый соперник мирового уровня?

— Ральф Суке. Я играл с ним в финале коммерческого турнира в Германии, в Мюнхене. Поехал как раз после того, как здесь потренировался с Бустаманте — техника была точь-в-точь как у него. Жил в Германии некоторое время, играл на деньги, но особенно не светился. А тут были неплохие деньги выставлены, и прямо перед возвращением в Россию я приехал на турнир. «Темной лошадкой» прошел до финала, но там Суке мне особых шансов не оставил. Это 96-й год был — как раз пик его формы, когда он стал чемпионом мира.

Pro: Кстати, Суке, когда приезжал в Питер, писал потом на своем сайте, что в матче с тобой ему подменили биток. Он был очень недоволен. Правда было?

— Да, это я заменил. Он в плане материала был более качественный, чем тот, которым раньше играли. 11-4 я выиграл, не сделал ни одной ошибки. Здорово играл. Зря он жалуется.

Pro: Но твой лучший матч не этот...

— Лучший — с Джонни Арчером, в 2001 году в двух финальных матчах мемориала Джорджа Джоблона, который я выиграл. 7 партий «с кия» в финале и более тактическая борьба в полуфинале, который я выиграл 9-6. Тоже хороший матч. Но финал — просто сказка. 2-0 я вел, 2-1 он сделал, в следующей партии я, допустим, ошибся на единице, он не воспользовался ошибкой, я забил девятку и сложил сет с кия. Есть у меня запись. Сейчас кто-то из знакомых смотрит. Ее Вайс долго не хотел отдавать, пришлось ему блок питания купить за 100 долларов (смеется).

А по русскому бильярду гениальная встреча была с Кириллом Анищенко. В «Московскую» играли. Это было нечто, уникальный матч. Кассета тоже есть. Кирилл очень сильно играл. Очень. Но в итоге я вырвал победу чуть ли не в последнем шаре.

Pro: Кажется, что сейчас Анищенко «сдулся» немного, ушел в тень...

— Нет, он по-прежнему очень сильно играет. Просто эта «Американка» до четырех побед — что тут еще скажешь...

Pro: А как ты оцениваешь Сашу Паламаря?

— Очень сильный. Один из лучших в мире по чужим шарам. В сравнении с ним, может, и О'Салливэн не сгодится. Нет равных ему на сложных чужих шарах. Может быть, из-за того, что он их чаще бьет — и забивает такие, которые другим игрокам кажутся абсолютно непадающими. Невероятный талант.

Ярослав Винокур получше играет, но то, что вытворяет у стола Паламарь... Нет ему равных. Даже я когда так играл, забивая все подряд, больше промахивался.

Pro: А еще есть игроки, которым ты в чем-то завидуешь?

— Эфрен Рейс с его кик-шотами, ударами от борта. Никого нет похожего. Он все время что-то изобретает.

Pro: Назови людей, у которых ты обязательно стал бы просить форы, чтобы сыграть на реальные деньги?

— В пул можно найти с десяток человек. Эфрен Рейс, Хосе Парика, Алекс Пагулаян. Клифф Джойнер — но только если речь идет об «Одной лузе». Возможно, Ронни Алкано и другие филиппинцы, но только если я не форме.

Pro: А кто твой любимый игрок?
 
— Эфрен Рейс мне нравится очень. Стриклэнд очень сильный игрок. 2-2 у меня с ним счет личных встреч. С Эфреном 1-1. Обыграл я его на турнире в Калифорнии за выход в финал, обыграл, а в финале потом он меня хлопнул. В «Десятку» обыграл его на турнире в Атлантик-Сити. С Арчером у меня 4-0 по личным встречам было, а сейчас засадил на U.S. Open. Арчер плохо играл, но я-то еще хуже. 5-2 вел, из дыры девятку выбил... Дармовая позиция была, мозги уже не работали. Чуть больше бы подумать — в жизни бы так не облажался.

Но самым сложным для меня соперником при игре «В одну лузу» был именно Хозе Парика. С Эфреном я не играл, правда. Но Парика мне шансов просто не оставлял. А он, возможно, и получше Эфрена на деньги играет — просто потому, что он долго жил в Америке, а там нужно играть на деньги, потому что без этого не выживешь. А ведь у него четыре ребенка. Как мне сам Парика на U.S. Open рассказал, Эфрен не выиграл у него ни одного финала, а в целом проиграл 80% матчей. Это большой показатель, вряд ли это можно списать на случайность. А он ведь ко всему прочему способен играть по два-три дня без остановки — это показатель по-настоящему великого игрока. Казалось бы, вот-вот должен выбыть по возрасту, но нет. Говорит, только попробуйте, клоунов из вас сделаю. И делает.

Единственный есть нюанс в его игре, который даже слабостью назвать сложно. Для Парики важны узкие лузы. Очень это любит. Он даже у профессиональных снукеристов в снукер на строгих лузах выигрывал — у Джеймса Ваттаны, например.
 
 
Американский марафон
 

Евгений СталевPro: Если бы у тебя была возможность выбрать игру на пуловском столе, по которой должен определиться истинный чемпион мира, какую бы ты назвал?

— «В одну лузу», конечно. В Штатах все профессиональные игроки считают именно эту игру показателем мастерства. Правда, игра эта абсолютно несмотрибельна для любителей, которые слабо разбираются в бильярде. Понять ее тяжело. Но кто хоть чуть-чуть начал разбираться, сразу понимает, что это одна из интереснейших игр. В Америке очень много играют «В одну лузу» и в «Девятку». Это две главных коммерческих игры, но серьезные игры, как правило, играют именно «В одну лузу». Бывает, доходит до 50-100 тысяч долларов за сет.

Pro: А у тебя какие куши «В одну лузу» были?

— 10 тысяч долларов за сет до шести побед. Я давал фору 9-8 Грэди Мэтьюзу. Тогда, в 2001 году, Грэди был очень сильным игроком. 6-2 я выиграл. Он не знал меня совершенно. Сначала я обыграл его тысячи за три на равных, если не ошибаюсь. Потом со всей бильярдной наковыряли по карманам — и раз, мы уже на 10 тысяч играем. За победу я получил долю в 4-5 тысяч.

Когда я туда приехал, меня никто не знал, а «В одну лузу» я уже неплохо разбирался. Первая моя игра была со Скоттом Фростом — очень серьезный игрок. Я очень хорошо с ним сыграл. Шпилили ночью, и многие бильярдисты спустились из номеров посмотреть на эту игру. Тетки какие-то подходят. Одна говорит мне по-русски: «Privet, kak dela?» Я обалдел: ты откуда? что тут делаешь-то? откуда русский знаешь? Ну тут-то ее русский и кончился... (смеется) Короче, играли мы до 8 утра, всю ночь, и там я спалился конкретно — обыграл Фроста...

Потом круглые сутки играл. С Гейбом Оуэном — проиграл ему 6000, потом 3000 с кого-то снял... Не спал совсем первое время, очень погано мне было. С Клиффом Джойнером я играл на форе в 9-7 и победил довольно легко. 10 партий я выиграл по 200 долларов.

Pro: Сколько ты времени максимум играл без перерыва?

— 15 часов. Немного. И в русский, и в пул. В пул — в Америке, часов 12. Играл я с Джоном Смитом. Сильный игрок считается. В «Девятку» в разницу до 10 побед. Но мы не закончили. Я у него максимум выигрывал шесть, а он у меня — четыре. Потом подравнялись до нуля, и он бросил. Сказал: «Нет, Жень, мы не закончим, у нас равная игра». Я говорю: дай мне еще час, я тебе покажу «равную игру». Отказывается. Ну давай тогда сет до 25 побед сыграем. Он мне: не, давай до 21. Хорошо. Сыграли. За часок я его 21-10 убрал.

Больше всего мне запомнились его «джампы». Это нечто невероятное. Перескок он делает игровым кием, при этом «прыгает» практически через любой шар и очень стабильно забивает.

Pro: Я слышал, что он в «Восьмерку» сильно играет...

— Не, он больше в «Стрейт». Вообще один из лучших в мире по этой дисциплине. Его серия — за 400 шаров.

Pro:А какие еще матчи особенно запомнились?

— С Хосе Парикой, с Клиффом Джойнером. С Эфреном Рейсом играл в «Девятку».

Pro: Ты у кого-то учился играть «В одну лузу» или все сам?

— Сам? Нет, конечно, самому как можно научиться. Тяжело. Подглядывал много, изредка спрашивал — у Парики. Но в основном подглядывал.

Pro: Какие, на твой взгляд, самые сильные игроки?

— Три-четыре игрока — элита. Парика, Клифф Джойнер, Эфрен Рейс и Алекс Пагулаян. Они на полголовы минимум лучше всех остальных.

Pro: Американцы, кстати, говоря о тебе, прежде всего вспоминают твои таланты при игре «В одну лузу» и в «Дуплеты».

— Учитывая, сколько я там пробыл, это не совсем верно. Но, пожалуй, если бы я играл столько, сколько они, конечно, был бы уровень достаточно высокий. Пока не было такой возможности, и я отстаю от них как минимум на шаг.

Pro: Жень, ты же там не только в бильярдных отвисал. Байку расскажи какую-нибудь.

— Вот история была: выходим как-то с приятелем на Аллею звед в Лос-Анджелесе. Тормозят две тетки, начинают клеиться. Мы, типа, из Австрии приехали, и вот не могу себе парня найти, который бы по заднице меня отхлестал. Говорю: ну, давай я тебя оприходую. «Да, ты можешь?» Голливуд, Аллея звезд, а я стою и бью ее по заднице... Сильнее! Еще сильнее! В общем, вволю оттянулся. «Пожалуйста, посмотрите вот сюда, вас снимала скрытая камера». Такой вот финал. И говорят: если хотите, чтобы вас по ТВ показали, распишитесь вот здесь. Но у моего приятеля была подружка в Америке, и он расписываться не стал. Так нас и не показали.
 
 
Самый короткий раздел: Сталев вне бильярда
 

Pro: Жень, на что ты тратишь те крохи свободного времени, что остаются от бильярда?

— Фильмы смотрю, музыку слушаю. Плаванием занимаюсь. Музыка разная мне нравится: от транса до Криса Ри.

Pro: А правда, что Максим Сталев диджейством балуется?

— Не, не занимается. Но качает хорошую музыку, я чаще всего его запасами пользуюсь.

Пробовал я в гольф играть — в Майями со своим другом. Многие пулисты совмещают гольф и пул. Тот же Джон Смит сейчас думает перейти в гольф, Джонни Арчер и Кори Дьюэл тоже гольф очень уважают.

Pro: В последнее время и покером тоже многие увлекаются. Алекс Пагулаян всерьез вынашивает планы переключиться на карты.

— Нет, я не играю. Практика показывает, что мне нельзя к картам прикасаться. К тому же игра в карты — это очень нездоровый образ жизни. Сидишь, не двигаешься, вокруг курят. Не годится так. Я плаванье люблю — помогает поддерживать себя в форме.
 
 
Результаты и тренировки: чего не хватает Сталеву
 
 
БильярдPro: Какие у тебя серии в различных дисциплинах?
 
— В «Стрейт» я серию за 150 делал. Вайс может подтвердить, это давно было, еще в клубе «На Поклонной горе». В «Девятку» — 10 с кия делал с комбинациями, а 9 в «Империи» собирал разок без единой комбинации, все по-честному. В «Восьмерку» — 6-7 собирал, наверное. В русский — 4 было в «Американку», полторы-две в «Московку». И невероятные 74 очка в «Русскую пирамиду» — с кия. Причем там был такой нюанс, что я всю ночь зажигал, перед игрой поспал один час, и выпал в итоге в какую-то другую реальность, получил дозу адреналина... Но не советую никому такой способ (смеется). В снукер мало играл, но на 10-футовом столе 147 набирал. На стандартом большом столе — около 100. Но, строго говоря, это не показатель. На 147 очков надо забить 36 шаров, а в пуле, чтобы набрать за 400 очков, надо собрать три десятка пирамид. Если лузы строгие то, поверьте мне, это очень нелегко. Очень.

Pro: Расскажи о своем легендарном пуловском разбое. Это — Зрелище с большой буквы, с таким эффектным забросом ноги чуть ли не на стол, громадной скоростью полета битка.

—  Ничего хорошего в моем разбое пока нет. Не могу сказать, что он у меня самый сильный. Может, 27-29 миль я достигаю. Буду работать, тренироваться. С хорошей пирамидой, установленной Sardo, такой разбой не нужен, надо над контролем работать. Планирую заказать себе новый разбойный кий — у мастера. Серийные модели не особенно мне нравятся.

Pro: А как ты вообще тренируешься? Скажем, как выглядит типичная тренировка?

— В основном работаю над сложными шарами и попаданиями от борта, «каблуками». Стоит у меня тут стол Diamond — если б тренировался с утра до ночи, уже бы сукно поменял. Мешает русский бильярд (смеется). Сейчас я тренируюсь от пяти часов в день, не меньше. Тут многое зависит от общефизической подготовки: если ты в тонусе, то можешь играть 6-7 часов и не уставать совершенно.

Но я не смогу описать какую-то типичную тренировку. Увы, пока у меня отсутствует четкая структура. Я недостаточно профессионально к этому подхожу. Поэтому тяжело описывать. Думаю, в ближайшее время я начну этим более профессионально заниматься. Поставлю камеры, лузы сделаю гораздо строже.

Pro: Насколько важна возможность взглянуть на себя со стороны?

— Это очень важно. Особенно если снимаешь турнирные игры. Это большое преимущество. Снимаешь свою игру, можешь анализировать. Ты даже можешь быть плохим игроком, но видя свои ошибки, учитывая эти нюансы ты все равно сможешь выигрывать.

Pro: Жень, а свой стиль ты с кого-то копировал? Говорят, что чуть ли не у Бустаманте ты брал уроки, ездил на Филиппины?

— Брал уроки, да. Но не на Филиппинах, а здесь. Вот в этой же бильярдной, лет 7 назад здесь был клуб, приезжал сюда Бустаманте на первый русский турнир с призовым фондом в 10 тысяч долларов. Мы с ним тренировались, он мне подсказывал.

Pro: Было забавно слышать комментаторов на U.S. Open, которые все время приговаривали, что Сталев играет более по-филиппински, чем Киамко... Еще очень большое впечатление на них произвел темп, с которым ты играешь, расслабленность. Словно на тренировке. Ты всегда так играл?

— Раньше быстрее играл. Собираюсь от этого избавиться — мне так лучше. Играть буду медленно, но расслабленно. Зажатость я тоже пробовал — ничего не получается. А расслабленность расширяет диапазон. По Бустаманте это заметно, но, строго говоря, у него несовершенная техника. Он целится не туда, куда собирается бить: на последнем махе у него кий приходит в другую точку.

Pro: А ты много работал над своей техникой, или такое уникальное ударное движение получилось просто потому, что ты начал в юном возрасте, не доставал до стола и приходилось локоть выворачивать?

— Локоть — это у меня с детства. А в остальном — просто пытался максимально расслаблять руку.

Pro: А что главное для игрока? Многие любители могут пожаловаться: вот, уперся словно лбом в стену, и уровень не растет больше. Что бы ты им посоветовал?

— Самая главная вещь — память. Память на ошибки. Надо анализировать, помнить все. И, конечно, тренироваться так много, как только можешь. Переиграть невозможно. А чем больше ты времени проводишь за столом, тем больше запоминаешь.
 
Категория: Спортсмены в бильярде | Добавил: Администратор (12.01.2009)
Просмотров: 9149 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |

Покер онлайн

Всего комментариев: 3
3  
сталев- это...

2  
Сталев великий игрок и все разговоры типа тебя уделают(( вызывают просто улыбку и негодование одновременно. 1 qwertu1 не вам говорить о технике Евгения Сталева,когда вы лично выигровали что либо ? biggrin ...ммм просто таких людей уважать надо !!

1  
Сталев, попробуй ЧМ выиграть при нынешнем раскладе!!! Тебя уделают!!! tongue
Техника у тебя не ахти, хоть и в памяти много чего...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Категории каталога
Техника бильярда [27]
Обучение, тренировки, психология в бильярде
Оборудование в бильярде [33]
Бильярдные столы, кии и аксессуары
Рассказы о бильярде [43]
Интересные рассказы о бильярде
Спортсмены в бильярде [50]
Интервью с игроками
Литературный бильярд [16]
Бильярд в литературе
Новости бильярда [1]
Новости из мира бильярда, анонсы и отсчёты турниров

Покер онлайн

Форма входа

Друзья сайта
Спортивный покер

Статистика
 

Copyright MyCorp © 2017